RU EN DE

Кубанская Хатынь

25.06.2015
Кубанская Хатынь
- В августе 1942 года немцы без боя вошли в Псебай – наши войска отступали в горы к Кавказскому хребту. Немцы, догнав наших солдат, сбрасывали людей с 200-метровой пропасти в реку Лабу вместе с повозками и лошадьми. Целые сутки слышались стоны и крики. На скалах кровью были написаны имена и фамилии, фразы: «Прощай мама!», «Прощай родина!»… Лаба была запружена трупами. Через время их разгребли баграми и тела по реке поплыли дальше. Затем фашисты двинулись к Марухскому перевалу, где воевали с нашими войсками и партизанами. Мой родной дядя Миша был в партизанах, но его кто-то выдал, и немцы его увели. Что с ним случилось дальше, никто не знает.

С гор нацисты приходили грязные, вшивые. Они заставляли жителей стирать им одежду и выводить вшей. Меня с бабушкой, которой было примерно 70 лет, немцы выгнали в кухню, а сами, 12 человек, жили в доме. Всех коммунистов в поселке они расстреляли.

В Псебае был лагерь для военнопленных, обнесённый колючей проволокой. Мы, дети, носили туда еду. Бабушка варила ведро картошки или собирала сумку яблок и груш, и я, накрыв ведро рядном, шла к лагерю. Мы бросали еду через проволоку, а пленные уже бежали к нам, чтобы взять что-то поесть. Один часовой сказал нам: «Приходите, когда я буду дежурить». Он помогал нам перебрасывать еду. Однажды пленный бросил мне свёрнутую бумажку. Я быстро положила её в ведро и накрыла рядном. Дома развернула бумажку, а там оказалась звёздочка. Сколько было радости! Но бабушка её спрятала.

Я и моя старшая сестра дружили с детьми Анны Георгиевны Малакеевой – Зоей и Шуриком. Они жили на Михизеевой поляне, а в Псебай приезжали к бабушке. Однажды немцы вывели на расстрел человек 20. Уже была выкопана яма метров пять на пять, глубиной в человеческий рост. Мы спрятались метрах в 50 от места расстрела. Люди кричали, что они не партизаны, а пастухи, перегонявшие скот. Плакали, падали на колени, целовали немцам сапоги. Одна молоденькая девушка с длинными косами умоляла не расстреливать. Когда немцы стали стрелять, пятилетний Шурик, который был с нами, не выдержал и закричал. Старшая сестра Зоя упала на него и зажала ему рот. Если бы нас обнаружили, наверное, убили бы. После расстрела немцы побросали убитых в яму, торопливо забросали её землёй и ушли. Мы приблизились к яме. Земля шевелилась, раздавались стоны. В ужасе мы побежали домой. Обо всём рассказали взрослым. Нас, конечно, отругали. Моя бабушка и другие женщины пошли на место расстрела, там уже всё стихло. Вдруг раздался одиночный выстрел. А через время был обнаружен забросанный камнями труп молодого офицера.

В феврале 1943 года посёлок был освобождён от немцев. Было решено перезахоронить останки погибших. По радио по всем населённым пунктам объявили о перезахоронении. Родственники забирали тела своих близких. Одна женщина из Курганной в девушке с косами узнала свою дочь. Оставшихся похоронили в братской могиле в парке.

13 ноября 1942 года Анна Георгиевна, её мама и пятеро детей были расстреляны на Михизеевой поляне. Тётя Аня чудом осталась в живых во время расстрела. Потеряв мать и пятерых детей, она месяц шла пешком в Псебай к свекрови. Она была очень красивой женщиной, но от пережитого ужаса пришла в поселок седой старухой.

Жалобы на всё
Не убран мусор, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!