RU EN DE

«Бориска, ты живой!»

25.03.2015
«Бориска, ты живой!»

- Я прошёл пять армий и три фронта, - рассказывает о себе Борис Диденко. - Имею четыре ранения. Последнее, самое тяжёлое ранение в руку, получил в Крыму при освобождении Севастополя…

У Бориса Демьяновича не работает телевизор, а то бы он крепко возразил всяким там Псаки и Яценюкам, которые не знают, что Крым, который он освобождал и полил своей кровью, это русская земля.

Когда 18-летний сапёр Борис Диденко освобождал Крымский полуостров от фашистов, он и другие сотни тысяч советских солдат воевали за свою Родину. А потом освобождали Украину, Европу, весь мир от фашистской чумы. Тогда благодарная Европа не грозила санкциями, а на «ридной Украине», откуда пришли его предки по фамилии Диденко, не было фашистской риторики: «Кто не скачет, тот москаль».

Боевое крещение на Кубани

В начале войны Борису было пятнадцать - возраст непризывной. Насмотрелся на бесчинства фашистских оккупантов и в феврале 1943 года ушёл на фронт. А фронт проходил у родного порога. Новобранца отправили в сапёрный батальон, дислоцированный возле станицы Абинской. Между боями юный ильчанин учился работать со взрывчатыми веществами. Сапёр не имеет права на ошибку. Возможно, только безупречное владение этим солдатским ремеслом и спасало жизнь.

- Мы хоть и сапёры, и наша задача была ставить мины и заниматься разминированием, но и в атаку ходили, и оборону с оружием держали, - рассказывает ветеран.

Боевое крещение Борис Диденко получил в боях за станицу Абинскую. Затем в составе 333-го инженерного батальона их перебросили под Новороссийск. А в июне батальон был направлен на прорыв «Голубой линии».

Крым - наш!

Освободив родную Кубань, батальон Диденко в составе советских войск высадился под Керчью. Крымская операция началась 8 апреля 1944 года, когда после артподготовки войска 2-й гвардейской и 51-й армий перешли в наступление.

Ветеран рассказывал, как двадцать пять стрелков и два сапёра форсировали пролив на плоту южнее Голубицкой и заняли село Капканы под Керчью. Солдат не хватало, и сапёров, которых обычно берегли, наравне со всеми отправляли в атаку.

Немцы сделали форпостом гору Митридат. Вся территория, как на ладони, сверху простреливалась фрицами. Сапёр Диденко, когда пошёл в атаку, оставил в окопе плащ-палатку. Во время штурма ребят вокруг много полегло, а на нём ни одной царапины. Вернулся в окоп, а от его плащ-палатки из-за прямого попадания снаряда остались одни лохмотья.

- Пошёл я в штаб, который находился в каменоломнях, вдруг слышу радостный крик сослуживца: «Бориска, ты живой!» Я когда шинель вытряхивать стал, из неё осколки так и посыпались, - вспоминает керченскую операцию Борис Демьянович. - Из того боя всего человек пять вернулись, а мне повезло.

11 апреля был освобождён город Керчь. Первый орден Отечественной войны молодой сапёр Диденко получил за освобождение Керчи. После гнали фашистов до Севастополя. Здесь оккупанты закрепились основательно. Бои за город были тяжёлыми и кровопролитными. Армия рейха проигрывала сражения, а из ставки Гитлера следовал приказ: не отступать! Потеряв к середине апреля почти весь Крым, гитлеровцы сосредоточили все свои силы на удержание Севастопольского укреплённого района.

- Мы держали оборону на мысе Херсонес, когда снаряд попал в скалу, - рассказывает о том бое сапёр, - я думал, мне руку оторвало. Потерял сознание - очнулся уже перевязанный поверх гимнастёрки бинтами. Парнишка-санинструктор спас. Потом меня вместе с ранеными отправили за сорок километров в госпиталь в Ялту. Ровно за год до окончания войны 9 мая 1944 года наши войска освободили город Севастополь.

Ранение оказалось тяжёлым. В ялтинском госпитале Борис Диденко пробыл до октября, но комиссоваться не захотел - снова попросился на фронт. Получилось так, что 23 октября ялтинский военкомат его призвал во второй раз. За разнарядкой нужно было прибыть в облвоенкомат города Симферополя. После госпиталей набралась группа бойцов, которым надо было в Симферополь. А транспорта не дали - как хочешь, так и добирайся. Помогла солдатская смекалка. Один боец остановил полуторку и пока отвлекал водителя расспросами, солдатики в кузов попрыгали. Водитель хитрость заметил, но довёз.

«Только на фронт!»

- Нас погрузили в эшелон и привезли в Харьков. Хотели отправить в офицерское училище, - рассказывает Борис Демьянович об эпизоде, когда он мог стать офицером. - Но мы бучу подняли: «Только на фронт!» Так всю войну рядовым и прошёл. В Харькове нам выдали новенькие английские шинели и с оркестром проводили догонять фронт.

Наши войска тогда подошли к границам Западной Украины. Впереди Европа. В украинский городок Самбор Борис Диденко прибыл для прохождения дальнейшей службы и был «срезан» при первом же медосмотре. У сапёра открылась рана, и замкомполка отправил паренька снова в госпиталь.

Через несколько дней рядовой Диденко подлечился и был отправлен в стрелковый полк в Словакию. Красная армия победным маршем освобождала страны Европы. Немцы отступали, а сапёры продолжали выполнять непростую работу, избавляя мирных жителей от тяжёлого наследства войны - снарядов и мин. Самые ожесточённые бои велись в конце апреля 1945 года на подступах к Берлину.

- Когда нам сообщили, что Берлином подписан акт капитуляции, мы даже не поверили, что война закончилась.

И на самом деле война для Диденко 9 мая не закончилась.

Пражская операция

Ильскому сапёру довелось участвовать в последней крупной битве Великой Отечественной - Пражской наступательной операции. После разгрома врага на Берлинском направлении и капитуляции советские войска, в том числе бойцы 4-го Украинского фронта, двинулись на подмогу восставшей Праге. Сопротивление гитлеровцев окончательно было подавлено 12 мая.

После Победы ещё месяц стояли под Прагой, потом их подразделение перевели в Восточную Пруссию обучаться на младших командиров. Занятия были скучными, и очень хотелось домой в Россию. Как-то молодой сапёр пожаловался военврачу, что из четырёх боевых ранений у него только одно зафиксировано в личном деле. Диденко отправили на медкомиссию и признали у него… порок сердца. Вердикт: «К строевой не годен». Можно ехать домой. Так рядовой Диденко и не стал командиром.

Длинная жизнь на улице Длинной

На заборе Бориса Демьяновича висит табличка: «Здесь живёт ветеран Великой Отечественной войны». После войны Борис Диденко вернулся в любимую (тогда ещё станицу) Ильскую на улицу Длинную в родительский дом. Женился, тридцать лет проработал в «нефтянке» шофёром, слесарем.

За боевые заслуги ветеран награждён двумя орденами Великой Отечественной войны 1-й и 2-й степени, орденом Красной Звезды (за Чехословакию), медалями «За боевые заслуги» и «За оборону Кавказа» и главной солдатской наградой, которой он очень гордится, медалью «За отвагу». В руке Бориса Демьяновича до сих пор два осколка Великой Отечественной, врачи сказали, что «вынимать» их опасно.

В последние годы самой большой потерей стала для него смерть супруги Зинаиды Фёдоровны, с которой вместе прожили сорок лет. Тем не менее, ветеран бодр, прекрасно помнит все подробности военных лет, без посторонней помощи справляется по хозяйству.

Хочется пожелать нашему доблестному защитнику Отечества Борису Демьяновичу Диденко крепкого здоровья и долгих-долгих лет жизни.

Зори

 

Жалобы на всё
Не убран мусор, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!