RU EN DE

«Фашистская пуля толком не дала повоевать…»

19.02.2015
«Фашистская пуля толком не дала повоевать…»

В 1985 году ильчанин Пётр Карпович Моисеенко получил орден Отечественной войны II степени - награду за храбрость, стойкость и мужество, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. Пусть не сразу, но она нашла своего героя. Дедушка уже ушёл из жизни, но память о нём до сих пор живёт в сердцах его родных. Личными воспоминаниями с газетой «Зори» поделился внук орденоносца Сергей Савельевич Попандопуло.

Воевал недолго, зато честно

- Дедушка родился в 1903 году на хуторе Тарабановском, сейчас это Новоивановский. В семье было пятеро детей, жили небогато, поэтому сразу после школы Пётр пошёл не учиться, а работать - сцепщиком. Вскоре встретил любовь всей жизни - Евдокию Семёновну, она тогда была бригадиром. Сыграли свадьбу, а там и дети пошли: Тамара, Саша, Зина. Когда началась война, молодая семья жила на хуторе Красном.

В августе 41-го Петра Карповича призвали на фронт в Батайск Ростовской области, в батальон связи. Но недолго пришлось защищать Родину солдату Моисеенко. Вражеская пуля попала сразу в ногу и руку, солдата госпитализировали, а уже в декабре комиссовали домой, где его ждали жена и дети. Позже он не раз в сердцах говорил, что если бы не тяжёлое ранение, воевал бы за свою страну до самой Великой Победы.

 Внуков не баловал, но копейку на мороженое всегда давал

Старшая дочь Петра Карповича Тамара (мать С. Попандопуло) во время войны поступила в техникум, но на втором курсе бросила. А причиной тому стал случай. Тома была отличницей, на занятия ходила в солдатской шинели и грубых кирзовых сапогах - во время войны было не до нарядов… Впрочем, не все так считали - были в её группе и городские модницы, которые даже тогда одевались красиво, а вот учились плохо. Однажды педагог решила их пристыдить и на всю аудиторию произнесла:

- Эх вы! Моисеенко вон с хутора приехала, одета бедно, зато учится хорошо, а вам лишь бы нарядами хвастаться!

Эти слова глубоко задели бедную, но гордую Тамару, она в тот же день забрала документы и уехала из Краснодара, но не домой, а к родне в Новороссийск, где устроилась простой рабочей на железную дорогу. Платили там хорошо, ещё и продукты давали, их девушка отправляла своей семье, которая к тому моменту уже переехала в посёлок Ильский.

После войны Тамара вернулась к родителям, устроилась в местный «Электроток» бухгалтером. Брат с сестрой тогда только школу оканчивали, поэтому жили все вместе. Там же встретила свою любовь - командированного из Хадыженска Савелия. Судьба словно сама привела его в семью Моисеенко, когда встал вопрос искать съёмное жильё. Именно дом Петра Карповича на улице Свердлова, что в районе вокзала, и стал сначала временным пристанищем для Савелия, а вскоре и родным. Савелий и Тамара влюбились друг в друга с первого взгляда. Строгий отец на удивление всей семьи выбор дочки одобрил сразу, сыграли свадьбу и начали строить дом в том же дворе.

В небольшом турлучном доме Моисеенко вообще всегда было весело, и неважно, красный это день календаря или нет. Постоянно были гости, дети, туда-сюда сновали шустрые внучата, звучали казачьи песни.

- В дедушкином доме всегда пахло ароматной плачиндой (молдавский пирог с тыквой - прим. авт.), до сих пор в памяти этот волшебный запах, - с улыбкой вспоминает Сергей Савельевич. - Дед научил нас быть добрыми и трудолюбивыми. Он был скорее строгий, особо не баловал, но на праздники всегда копеечку давал на мороженое и газировку.

Немцы облюбовали дедову хату

Внуки не раз просили деда Петю рассказать о войне, но он на эту тему не особо разговорчивым был. Известно, что именно в их с Евдокией доме на хуторе Красном останавливались немецкие командиры, и в самой большой комнате ежедневно проводили совещания.

Тамара неплохо знала немецкий и понимала, о чём говорили фрицы. Всю ценную информацию тут же докладывала отцу, а тот - нашим солдатам. Правда, продлилась такая конспирация недолго. Один из немцев заподозрил, что в доме «шпионка», попросил у неё по-немецки воды и, когда Тома вошла в комнату с кружкой, нахмурил брови. Больше совещания в доме Моисеенко не проводились.

Присутствие врагов чувствовали не только жители хутора, но даже домашние животные. У Моисеенко была корова, которая даже отелилась, не издав ни единого звука.

- Немцы ведь с удовольствием ели телячьи мозги. И когда увидели, что у коровы появился телёнок, сказали бабушке на корявом русском: «Рези, баба, рези!» Она тогда ответила им, мол, дайте хоть обсохнуть ему пару дней. Этим, кстати, и спасла жизнь телёнку, потому что уже на следующее утро немцев с хутора наши солдаты прогнали.

Всю жизнь Пётр Карпович прожил в окружении семьи - супруги, детей и семи внуков. Лениться не любил и до самой старости, пока ноги ходили, работал сторожем в том самом «Электротоке». Горячо любимая жена Евдокия ушла из жизни в 1989 году, ей было 82 года, а через несколько лет, на 92-м году жизни, умер и Пётр.

Сергей Савельевич до сих пор бережно хранит пожелтевшие фотокарточки и документы, показывает их уже своим внукам, которые с малых лет знают, что их храбрый прадед был настоящим орденоносцем.

«Зори»

 

Жалобы на всё
Не убран мусор, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!