RU EN DE

«Я был ранен, но наслаждался полётом…»

25.07.2019
«Я был ранен, но наслаждался полётом…»
Евгений Максимович Волик родился в Усть-Лабинском районе в 1925 году. На войну призывался уже из Северской, где на тот момент поселилась его семья. Не успев толком «обстреляться», 17-летний парнишка попал в Кавказские горы, на подступы к «Голубой линии» в составе 37-го гвардейского стрелкового полка.

— Я успел лишь несколько раз выстрелить из винтовки по мишеням — и вперёд! — вспоминает ветеран. — Был приказ: ни шагу назад, ни шагу вперёд. Лишь однажды мы пошли в наступление, которое закончилось неудачно несмотря на мощнейшую артподготовку. «Катюши» дали такой залп, что ни в каком кино не увидишь — чёрный дым и пламя по всей линии горизонта. Но противник был готов к этому и встретил нас во всеоружии. Потери были страшные!

В этом бою Евгений Волик был ранен. После госпиталя попал в другую часть и с ней в ночь на 1 октября 1943 года высадился на берег Крыма. Ветеран помнит, как однажды ему довелось проводить разведку боем, подавлять огневые точки противника группой из трёх человек. До сих пор ему слышатся крики раненых врагов — не похожие на человеческие, а скорее напоминающие рёв животного.

На крымской земле Евгений Волик был тяжело ранен в ногу. Неимоверными усилиями он был доставлен самолётом на перевалочный пункт в станице Варениковской для дальнейшей отправки по рельсам в краснодарский госпиталь. Ветеран рассказал, что всегда бредил авиацией, и когда простенький самолёт типа кукурузника, только совсем крошечный, поднял его в воздух, он на время забыл о ранении и ощущал только радость полёта.

В Варениковской раненого бойца погрузили в теплушку и отправили в краевой центр. Однако ранение дало осложнение, у Евгения поднялась температура. Жар был такой, вспоминает он, что кожа на руках сделалась похожей на печёную картошку. Краснодарские медики только руками разводили, они не в силах были помочь парню, и в конце ноября 1943 года его переправили в сочинский госпиталь. Здесь он перенёс несколько тяжёлых операций на ноге и, вконец измученный, с незажившими ранами выпросился у врачей на досрочную выписку.

В мае 1944 года Волик покинул госпиталь. Костылей не было. Боец вырезал в сочинском дендрарии палочку, с ней и ушёл.

Евгения Волика демобилизовали по инвалидности, и после госпиталя он вернулся в станицу Северскую к родителям. В феврале 1945 года получил права, стал работать шофёром. В 1948 году женился. Всю сознательную жизнь провёл за баранкой, водил автобус северского отделения Холмского пассажирского хозяйства. Любил свою работу, а пассажиры автобуса любили его. После выхода на пенсию многие узнавали шофера и благодарили за добросовестный труд. Недаром кроме военных наград: Ордена Отечественной войны I степени, ордена Славы III степени — он имеет ценные медали и за успехи в мирной профессии.

Вспоминая 9 мая 1945 года, Евгений Максимович говорит так: «Радость была просто ошеломляющая! Её не описать кириллицей! Да и нет такой азбуки, чтобы донести всё, что мы испытали в этот день».