RU EN DE

Мальчик хочет ходить

16.04.2013
Мальчик хочет ходить

Первые месяцы своей жизни Леня провел в реанимации. Это было тяжким испытанием для семьи Сергиенко. Но тогда мама и сын были ещё в начале трудного пути, состоящего из борьбы, надежд и моментов отчаяния…

Малышу поставили диагноз ДЦП, прогнозы краснодарских медиков были неутешительными. Но мама Оксана держалась и делала всё возможное, чтобы поставить ребёнка на ноги. Она нашла информацию о медицинских учреждениях, специализирующихся на детях с такими заболеваниями. Добрые люди помогли собрать средства, необходимые для лечения.

К своим пяти годам Лёня перенес две операции на мышцах ножек, ручек, на лице, прошел курсы реабилитационных процедур в Краснодаре и за границей - в городе Трускавце. Лечение мальчика дорого стоит, однако даёт хорошие плоды. На сегодняшний день он уже умеет пить из стакана, нажимать на кнопки, ползать по-пластунски, переворачиваться с боку на бок, стоять с поддержкой. Это большие достижения для больного малыша.

А недавно, по завершению очередного курса реабилитационных процедур, он показал весьма обнадеживающие результаты - до одной минуты сидел без поддержки. «Всё указывает на то, - сказали врачи, - что сидеть и ходить он будет». Даже трудно представить, как много значили эти слова для Оксаны Сергиенко!

Однако на пути к выздоровлению Лёни встали новые препятствия. Мама стала замечать, что у мальчика что-то происходит с тазобедренным суставом. Сделали снимки, и подтвердились её худшие опасения: вывих. Как быть? Оксана отправила снимки и медицинское заключение в Москву, хирургу-ортопеду Кузину для консультации. Тот сказал, что ребёнку необходимо оперировать бедро.

Российская методика предполагает ношение гипса в течение трёх месяцев в послеоперационный период. «В этом случае возникнет атрофия мышц, и всё, чего мы добились за эти годы, пойдёт насмарку», - сказала мама. Высокотехнологичное оперирование вывихов, единственно приемлемое в Лёнином случае, позволяет становиться на ноги уже через две недели, но практикуется, увы, лишь за границей. Нетрудно догадаться, что цена такой операции очень высока. «Я связалась с одним медицинским центром в Израиле, там мне предложили наиболее «дешёвый» вариант. Без перелёта и проживания это 51,5 тысячи долларов. Я на всё готова, чтобы вылечить сына, но даже не представляю, где взять такие деньги. Если бы у нас был свой дом, мы продали бы его…» - говорит Оксана.

Между тем, оперировать необходимо. Вывих мешает Лёне развиваться, ведёт к укорачиванию сухожилия ножки и сколиозу. Уже сегодня травма доставляет ребёнку неудобства, когда он с маминой помощью пытается шагать.

Существует необходимость и в текущем лечении ребёнка. Некоторые расходы семье удалось сократить благодаря тому, что Оксана сама научилась делать ему массаж, ЛФК. Но ещё нужны занятия с логопедом, реабилитационные процедуры, на подходе очередная микроортопедическая операция на мышцах. Лечение расписано на год вперёд и требует немалых вложений. Но все процедуры могут оказаться бесполезными, пока не решится проблема с вывихом.

Главная  цель семьи Сергиенко в том, чтобы маленький человек после всех физических и душевных страданий, выпавших на их с мамой долю, встал, наконец, на ноги.